Телефон:  (499) 463-04-81; (495) 620-59-02

ШИРОКОВ: И сегодня в программе «Револьвер» ведущий Андрей Широков. Мы будем говорить о лифте в доме. О тех лифтах, которыми мы каждый день пользуемся, и уже, наверное, не представляем себе, входя в многоквартирный многоэтажный дом, мы бы поднимались на пятый, шестой, на десятый этаж без лифта, а если поднимаемся, значит, лифт просто не работает, потому что каждый дом оснащен лифтом.

Я сегодня попросил прийти ко мне в гости в студию Алексея Сергеевича Захарова, генерального директора Ассоциации делового сотрудничества «Саморегулируемая организация «Лифтсервис». Он, наверное, будет представлять интересы тех, кто эксплуатирует лифты, и каждый день должен заботиться, чтобы этот лифт ездил, этот вертикальный транспорт, и перевозил москвичей и всех, кто им пользуется. И Юрий Владимирович Радин, президент Национального лифтового союза, помимо этого еще, я знаю, технический директор Щербинского лифтового завода, это один из производителей лифтов.

Алексей Сергеевич, сколько у нас вообще лифтов в стране, в Москве и какое их состояние на сегодняшний день?

ЗАХАРОВ: На сегодняшний день можно говорить о том, что в России эксплуатируется более 530 тысяч лифтов. Примерный ежегодный объем монтажа, ввода в эксплуатацию лифтов – это около 30 тысяч, и часть лифтов меняется, выводится из эксплуатации. Не менее 530 тысяч, из которых где-то 470-480 тысяч находится в жилом фонде.

ШИРОКОВ: И большая их часть находится еще и в Москве, да?

ЗАХАРОВ: В Москве цифра около 160 тысяч.

ШИРОКОВ: 160 тысяч лифтов сконцентрированы только в одной Москве. В основном, какой возраст этих лифтов? Потому что когда мы входим в подъезды, мы подходим к лифту и иногда в него просто страшно входить, потому что дверцы не закрываются, все внутри ободрано, попытки поджечь его, но люди им продолжают пользоваться.

ЗАХАРОВ: Бывает, да.

ШИРОКОВ: Вот сколько таких, скажем так, вековых лифтов эксплуатируется в московских многоквартирных домах?

ЗАХАРОВ: С технической точки зрения, нормативной, лифту положено работать 25 лет.

ШИРОКОВ: А кто придумал этот норматив – 25 лет?

ЗАХАРОВ: Когда разрабатывались государственные стандарты, соответственно, цифра базировалась на опыте эксплуатации, на опыте производства лифтов, на примерном расчете по кратности срока службы основных крупных узлов – лебедки, станции управления. И тут нельзя сбрасывать со счетов, конечно, темпы морального старения техники. То есть за 25 лет далеко вперед уходит конструкторско-техническая мысль. И если говорить по ситуации до 2010 года, то 25 лет лифт трудится в течение назначенного срока службы, потом проводится экспертное его обследование, проверяются все узлы досконально, помимо ежегодных испытаний технических. И после устранения тех недостатков, которые скопились к этому времени, после оценки срока службы каждого узла, лифту могут назначать дополнительный срок службы.

ШИРОКОВ: И кто на себя берет эту ответственность, что этот лифт, который уже больше 25 лет возит граждан, может еще пять лет ездить, еще пять лет работать?

ЗАХАРОВ: Юридически данная ответственность лежит на владельце лифта, который принимает решение, базируясь на заключении экспертов, обследующих данный лифт.

ШИРОКОВ: К Юрию Владимировичу вопрос. Юрий, скажи, пожалуйста, а кто у нас владелец лифта? Это щепетильный, наверное, вопрос.

РАДИН: Наверное, собственники многоквартирных домов и, конечно же, ТСЖ, которые это дело проверяют.

ШИРОКОВ: Но ТСЖ – это форма некоего коллективного управления домом.

РАДИН: Владельцы у нас в стране, мне кажется, размытое понятие. Не знаю, насколько они владеют, насколько они понимают, за что они платят деньги.

ШИРОКОВ: То есть понимают ли сами собственники, что в доме этот лифт – довольно сложное техническое устройство?

РАДИН: Да, сложное, на самом деле. Высокотехнологическое оборудование, социальное, можно сказать.

ШИРОКОВ: Социальный транспорт.

ЗАХАРОВ: Я бы обратил внимание, что это самое дорогостоящее оборудование инженерное в здании.

ШИРОКОВ: А мы вообще знаем, сколько лифт в доме стоит? Вот в доме не новом, который строится, там строитель четко понимает, сколько стоит лифт.

РАДИН: Если опуститься до уровня жильцов, то, наверное, они до конца не понимают, а сколько же и когда покупают квартиры.

ШИРОКОВ: А управляющие организации, а ТСЖ? Они понимают, сколько стоит лифт в доме?

РАДИН: Я думаю, что и они до конца не понимают. Может быть, конечно, такие продвинутые ТСЖ где-то есть и они знают, сколько стоит лифт, но в современных, новых домах, а вот если обыватель простой – конечно, нет.

ШИРОКОВ: Здесь мы давайте сразу отметим, что дом является объектом недвижимости, и лифт практически не имеет стоимости и нигде не зарегистрирован, кроме технических структур.

ЗАХАРОВ: Я бы сказал, вы никогда не узнаете стоимость, пока не пойдете в магазин, чтобы купить.

ШИРОКОВ: Да-да. И в конечном счете, этот лифт принадлежит собственникам в многоквартирном доме, и они уже практически сами несут ответственность за техническое состояние этого лифта, правильно?

ЗАХАРОВ: В конечном итоге да.

РАДИН: Вы знаете, нельзя, мне кажется, так очень опасно говорить, что собственники несут ответственность за это дело. Вы же понимаете, чтобы нести ответственность, надо его знать, как его обслуживать, а это могут знать только специализированные организации.

ШИРОКОВ: Следовательно, они все это доверяют управляющей организации.

РАДИН: Конечно.

ШИРОКОВ: Если они ТСЖ и берут на себя управление домом самостоятельно, значит, они берут и эту ответственность на себя.

РАДИН: ТСЖ – конечно.

ШИРОКОВ: ТСЖ, которые уже взяли на себя ответственность за эти лифты, если что-то случится. И они уже должны нанимать только специализированные организации?

РАДИН: Только специализированные организации.

ШИРОКОВ: А на рынок как допускаются эти специализированные организации, Алексей?

РАДИН: Андрей, хотел бы перебить, извините. Вы так более углубленно, профессионально про этот вопрос говорите. А вы представьте себе, что было три года или пять лет назад, когда начали образовываться новые ТСЖ из МУПов. То есть они старались, образовав ТСЖ…

ШИРОКОВ: Это управляющие организации, ТСЖ из МУПов не… Это сами собственники собирались.

РАДИН: Они старались, чтобы не заключить договор, они не знали, что есть специализированные организации по техническому обслуживанию, они старались взять двух-трех электромехаников и проводить то техническое обслуживание, которое они и не знают как следует. Поэтому Национальный лифтовый союз всегда во главу угла ставил, чтобы это была специализированная организация.

ШИРОКОВ: А специализированная организация у нас какой допуск имеет на сегодняшний день на рынок, для того чтобы уже участвовать в эксплуатации? Кто сегодня допускает специализированные организации? Кто их контролирует?

ЗАХАРОВ: Сейчас сложная ситуация в нормативном плане, потому что совершенно четкого инструмента допуска организаций на рынок, к сожалению, нет, из чего эти проблемы и возникают. Когда ответственный за этот лифт, жители по указанию управляющей компании принимают решение, основываясь на стоимости обслуживания и удобностью управления собственно организации.

Я бы немного назад вернулся. Вы правильно абсолютно подметили, что крайне низкая грамотность. Житель дома, владелец квартиры абсолютно не осознает, кому он доверяет собственно свою жизнь и безопасность.

ШИРОКОВ: Да, он только кричит: «Лифт не едет! Лифт не работает! Почему он у меня грязный? Почему он сломался? За что я плачу деньги?» А что его ответственность в стоимости общего имущества, куда заложен лифт, а лифт же у нас отдельной строчкой в платежке не проходит с вами. Вы, я знаю, постоянно добиваетесь, чтобы в платежке появилась.

РАДИН: В некоторых регионах есть, но это единицы пока.

ЗАХАРОВ: Крайне низкая грамотность, неосознание ответственности совершенно. Мы, «Лифтсервис», в составе Национального лифтового союза этим вопросом озадачились. Мы ведем сейчас даже просветительскую работу. Мы издаем специальные брошюры, книжки, которые рассчитаны на широкий спектр: на обычного жителя, на работников управляющих компаний и, к сожалению, на работников контролирующих органов, которые зачастую тоже крайне низко квалификационно понимают, что же должно на самом деле быть. Сейчас это уже работает и свои плоды начинает приносить, когда собственник задумывается, что нельзя отдавать лифт в руки того, кто сказал: «Да я тебе за полцены сделаю».

РАДИН: Только не сказал, как.

ШИРОКОВ: Телефон для прямого эфира – 65-10-996 (код Москвы – 495). Разговор начали о лифтах в доме. Звоните, кто хочет высказаться по данной теме, но я думаю, что лифтами пользуются практически все те слушатели, которые слышат сейчас нашу передачу.

РАДИН: Самый массовый вид транспорта в мире.

ШИРОКОВ: Самый массовый вид транспорта в мире и один из самых древних. Еще в 230-е годы, по-моему, до нашей эры был запущен первый лифт, по воспоминаниям историческим. Тогда, понятно, что это был довольно примитивный механизм, не то, что мы с вами видим сейчас в многоквартирных домах.

Юрий Владимирович, какие в основном лифты стоят в наших московских домах? Чье это производство? И новые, и старые.

РАДИН: Если говорить о Москве, то постоянным партнером для Москвы был Карачаровский завод.

ШИРОКОВ: Это который на Волгоградском проспекте у нас, да?

РАДИН: Да, на Волгоградском проспекте. Вы же помните, было плановое хозяйство в советском государстве, и так распределялись наряды, Москву и Московскую область отдавали Карачаровскому заводу, Щербинский завод был Московский опытно-экспериментальный лифтостроительный, название такое имел. И они, в основном, делали лифты специальные для гостиниц, для ЦК КПСС, для горкомов, больничные лифты.

ШИРОКОВ: Более продвинутые лифты.

РАДИН: Для МИДа, Форос и так далее. И большую гамму в советском государстве, в основном, занимали лифты могилевские.

ШИРОКОВ: Это Белоруссия.

РАДИН: Да, это Белоруссия, у них завод был сравнительно новый относительно Щербинского и Карачаровского. И вот территорию Советского Союза, в основном, они поставляли. Проектная мощность этого завода была где-то до 15 тысяч.

ШИРОКОВ: Давайте послушаем первую линию. Александр, старший по подъезду жилого дома, ждем вашего вопроса или комментария. Александр, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Очень приятная тема, спасибо большое за гостей. А теперь по делу. У нас город Подольск, улица Молодежная, дом 6. У нас по два лифта в каждом подъезде. Как раз Щербинский лифтовой завод с удовольствием нам их предоставил. Вопрос такой. Я чувствую, что они неправильно настроены, то есть я как на пружине, как будто это не лифт, а детский аттракцион. Я приезжаю на первый этаж – он пружинит, я приезжаю на двенадцатый – он пружинит, и на любой другой. А если я еду, условно, с шестого на пятый, то он пружинит и на шестом и на пятом. Есть ли какая-то организация, которая может квалифицированно это сделать? Потому что в Подольске монополисты. Они обслуживают «либо мы, либо эти». Вариантов нет. Лифт у нас стоит 153 тысячи в месяц за все лифты.

ШИРОКОВ: Юрий, вы ответите?

РАДИН: Конечно, отвечу. Я догадываюсь, какая техническая причина в этом вашем лифте. Готов даже помочь, если вы нам на наш электронный адрес скинете хотя бы какую-то информацию без подписи, адрес и телефон, с кем связаться. Но на ваш вопрос могу сказать: конечно же, есть эта организация, которой вы платите деньги за техническое обслуживание. Это как раз тот вопрос, о котором говорил Алексей. Вы должны обратиться в свое ТСЖ, я думаю, оно у вас есть.

ШИРОКОВ: Или в управляющую организацию, которую вы выбрали.

РАДИН: Да, которую вы выбрали, которой вы платите деньги, и у которой есть договор, по которому они платят деньги за техническое обслуживание лифта. Это совершенно несложно.

ШИРОКОВ: То есть ваша управляющая организация с кем-то заключила договор, которая организация была допущена на этот рынок. И она, по идее, несет ответственность за качественную эксплуатацию вашего лифта, чтобы он не прыгал, не трещал и вовремя останавливался.

РАДИН: Конечно.

ЗАХАРОВ: А в свою очередь, жители дома имеют право на качественную услугу, которую они оплачивают в рамках своей квартплаты. И если она вас не устраивает, вы вправе пожаловаться в свою управляющую компанию (то, о чем я говорил), потребовать от нее, чтобы этот дефект был устранен, вплоть до того, что если вы не можете качественно пользоваться оборудованием инженерным в здании, то потребовать перерасчета оплаты за жилье.

ШИРОКОВ: Иван, вторая линия, добрый вечер. Ждем вас в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Тема интересная, постараюсь долго не задерживать. Вопрос у меня общефилософского плана. Кто должен быть собственником лифта и кто должен за него платить? Человеку, собственнику жилья в принципе все равно, на каком этаже жить. Почему собственник жилья должен платить за лифт, если многоэтажность города – это выгода самого города, городских властей. Вопрос понятен?

ШИРОКОВ: Понятен. Давайте я сам на него вам быстро отвечу. Лифт является общедолевой собственностью согласно статье 36-й Жилищного кодекса Российской Федерации. Платит за него сам собственник. В плату входит содержание, техническое обслуживание общего имущества многоквартирного дома. Управляющая организация, которую вы выбираете, собственники многоквартирного дома, или ТСЖ, если берет на себя функцию управляющей организации, нанимать должно специализированную организацию, может провести конкурсы какие-то, подобрать. Правильно я говорю, Алексей?

ЗАХАРОВ: Я бы добавил, что с прошлого года это законодательно закреплено – постановление Правительства № 290. Обязаны предоставлять услуги по техническому обслуживанию лифта, и, во вторых, осуществлять это силами специализированной лифтовой организации.

ШИРОКОВ: Да. В Москве у нас с вами, я помню, была сначала одна специализированная лифтовая организация, называлась «Мослифт». Ее знал каждый москвич. Потом так исторически сложилось, что к нам пришел и «Otis», из Америки пришагал. Сейчас мы на эту тему тоже поговорим с вами. А потом я начал обращать внимание, я не знаю, как собственники в многоквартирных домах, наверное, я просто профессионально занимаюсь управлением многоквартирными домами, я начал обращать внимание, что какие-то подъемы, какие-то вертикали, это я про названия организаций. То есть какие-то маленькие организации начали у больших монстров выхватывать это лифтовое хозяйство. Это хорошо или плохо, Алексей, что приходят эти мелкие? Они же конкуренцию до конца не создают.

ЗАХАРОВ: Почему? Создают очень даже. И полезно создают, потому что когда нет конкуренции и монополист, то совершенно естественно падает качество. Чем крупнее организация, тем сложнее мобильность, меньше возможностей подстроиться под какие-то конкретные условиях работы.

ШИРОКОВ: Кстати, сколько времени нужно, чтобы вас извлекли из остановившегося лифта? Вот вы нажали кнопочку «Диспетчер» и сказали: «Я, Ленинский проспект, дом 5, подъезд такой-то, застрял между четвертым и пятым этажом». Через сколько вас по регламенту должны оттуда вытащить?

ЗАХАРОВ: В Москве установлен норматив – не более 30 минут, если это только не отдаленный район по дополнительному согласованию.

РАДИН: Есть в договорах и меньше. 15 даже есть.

ЗАХАРОВ: Да. Это к вопросу о конкуренции.

ШИРОКОВ: И что должен делать застрявший? Давайте расскажем нашим слушателям, потому что есть случаи и со смертельным исходом, когда застрявшие начинают делать что-то самостоятельно в лифте, чтобы из него выбраться, и получают обратный эффект. Алексей.

ЗАХАРОВ: Я буквально недавно был на съемках передачи по результатам несчастного случая, и задали такой же вопрос. Вкратце обрисую я так, можно даже начать, еще не застревая: когда вы подошли к лифту, вы, во-первых, должны оценить, есть ли признаки неисправности. Какие? Естественно, если вы увидите, что двери перекошены, если они рывками открываются, если пол кабины отходит от пола этажной площадки на 15-20 сантиметров.

РАДИН: Нет точной остановки.

ЗАХАРОВ: Дальше. Если какие-то механические нарушения, нет указаний, кто обслуживает.

ШИРОКОВ: Табличка должна висеть, да, про техническое обслуживание?

РАДИН: Правила пользования лифтом, кто обслуживает, телефон.

ЗАХАРОВ: У вас сразу должны возникнуть подозрения.

ШИРОКОВ: Страшно входить.

ЗАХАРОВ: Да, это может быть опасно. Если случилось так, что вы зашли, двери закрылись, поехали, лифт остановился, вызываете диспетчера. Вам, согласно правилам пользования лифтов, предписывается ничего не делать, сохранять спокойствие, не предпринимать попыток самостоятельно освободиться, вылезти, разжать двери, потому что согласно статистике, которую мы ведем, очень много случаев…

ШИРОКОВ: Сейчас разговор дальше продолжим. Возьмем всех, кто хотел задать нам вопросы. Реклама.

ШИРОКОВ: Телефон в студии – 65-10-996 (код Москвы – 495). Ведущий – Андрей Широков, гости в студии: Алексей Захаров и Юрий Радин. И тема у нас сегодня такая жизненная: «Лифт в моем доме». Или просто в доме.

И вторая линия – Иван, который уже задавал нам вопрос, но что-то хочет еще сказать. Да, Иван, слушаем вас еще раз. Если можно коротко.

СЛУШАТЕЛЬ: Извините, пожалуйста, я вам докучаю. Вопрос состоит вот в чем: почему я, как человек, должен платить за лифт? Я не считаю это услугой, я считаю это выгодой города. Ему выгодно строить 10-15-этажные дома, а мне постройте 3-5-этажный без лифта. Вот в чем вопрос, понимаете? Это не моя выгода.

ШИРОКОВ: На этот вопрос довольно сложно ответить, потому что когда вы приобретаете ту или иную квартиру в доме, или получаете ее по социальному найму, вы всегда помните, что лифт – это общедолевое имущество, и его содержит сам собственник. Увы, так.

Я понимаю, что вы хотите сказать, что муниципалитету выгодно как можно больше квартир у себя получить, и для этого нужна этажность, и для этого нужны лифты, чтобы…

РАДИН: И еще надо землю.

ШИРОКОВ: Земли меньше надо, съем совершенно другой денег, и так далее. Может быть, вы правы, но это тема дискуссии. Юра, скажите, пожалуйста, лифт – вообще безопасный вид транспорта?

РАДИН: Нет, это опасный вид транспорта.

ШИРОКОВ: Опасный вид транспорта, да?

РАДИН: Конечно, тоже нужно следить за ним, а иначе, если вы не будете своевременно делать техническое обслуживание, о чем говорил Алексей, то, конечно, это может привести к несчастным случаям. Поэтому…

ШИРОКОВ: Но всякие технические штучки же еще, по-моему, «OTIS» давно были придуманы?

РАДИН: Есть узлы безопасности, есть дополнительные две-три блокировки, которые одна другую дублирует, чтобы не было этих несчастных случаев, но, тем не менее, если вы не будете своевременно обслуживать лифт, не будете проводить его профилактику, следить за ним, то он может быть опасным. Поэтому это очень такой вопрос…

ЗАХАРОВ: Я бы хотел отметить, что лифт – это устройство, которым можно пользоваться без дополнительного обучения. Любой пользователь может им пользоваться, не проходя обучение.

ШИРОКОВ: Не надо быть собственником или жителем многоквартирного дома, перед тем, как пользоваться, получать права на пользование лифтом?

РАДИН: Нет, конечно.

ЗАХАРОВ: Не надо проходить курсы.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, конечно, нет.

ЗАХАРОВ: И задача производителей, конструкторов и обслуживающих организаций в том, чтобы любой человек мог безопасно его использовать, не проходя дополнительного обучения. Хотя, я бы сейчас хотел сказать, что мы задумались уже этим вопросом и сейчас подготовили программу, открытый урок для школьников, о правилах пользования лифтом.

ШИРОКОВ: Это в школах?

ЗАХАРОВ: Да, вот сейчас мы объявили конкурс «Национальный лифтовой союз», в апреле, по-моему, 11 апреля, на базе «Мослифта» будет проходить открытый урок обучения безопасному пользованию лифтов уже среди школьников.

ШИРОКОВ: Потому что очень много есть моментов, когда дети пользуются лифтами, и какие-то такие, скажем так, сбои?

ЗАХАРОВ: Основные принципы безопасного использования лифтов надо прививать уже в детском возрасте.

ШИРОКОВ: Потому что я смотрю, есть некие писаные или неписаные правила, если ты входишь в лифт – войди сначала сам, потом ребенок.

РАДИН: Это все написано в табличке правил пользования.

ЗАХАРОВ: Конечно.

ШИРОКОВ: Если вы гуляете с собачкой, и с собачкой идете домой и пользуетесь лифтом, водите сами, а потом собачку. А то бывают случаи иногда, когда собачка зашла, двери, а поводок с ошейником, и собачку потянуло. И потом претензии же, да?

РАДИН: Когда сами жильцы начинают перевозить грузы…

ЗАХАРОВ: Руки отрывает.

РАДИН: Андрей Вячеславович, тоже надо уметь пользоваться.

ШИРОКОВ: Кстати говоря, это тоже огромная проблема, да, Юрий?

РАДИН: Конечно.

ШИРОКОВ: Когда у нас новые дома строятся, ставятся лифты, и лифты становятся пассажирско-грузовыми.

РАДИН: Я говорю, когда уже обжитой дом, лифт работает давно, все равно нужно уметь пользоваться. Как перевезти тот или иной груз, если он крупногабаритный – диван, кресла…

ШИРОКОВ: Как открыть дополнительную створку, как внести.

РАДИН: Конечно, как открыть дополнительную створку. Хотя сейчас новые…

ЗАХАРОВ: Модели уже, да.

РАДИН: …Лифты уже, автоматически обе створки открываются, там телескопические…

ШИРОКОВ: Это в новых домах уже.

РАДИН: Это в новых домах и новые конструкции лифтов. Ну вот, а в старых – конечно, нужно уметь им пользоваться.

ШИРОКОВ: Алексей, сколь примерно лифтов в Москве надо заменить на сегодняшний день? Сколько уже за 25 лет эксплуатации ушло?

ЗАХАРОВ: Могу сказать по России – порядка 150 тысяч уже выработали свой срок, необходимо менять. В Москве ситуация обстоит лучше всего, потому что все-таки очень…

ШИРОКОВ: Бюджет побольше.

ЗАХАРОВ: Бюджет большой и ведется уже программа.

ШИРОКОВ: Сколько стоит лифт, Юрий, средний, в дом? Хотя у нас есть и квартирные лифты в многоэтажных домах, в высотных.

РАДИН: Мы часто участвуем в аукционах, и лифт, сама продукция, плюс демонтаж, монтаж – где-то 1 миллион 200, 1 миллион 400.

ШИРОКОВ: Это маленький пассажирский?

РАДИН: В девять остановок, маленький пассажирский.

ЗАХАРОВ: Девять, да.

ШИРОКОВ: А тот, который грузовой?

РАДИН: Грузопассажирский, тот побольше, тот где-то 1 миллион 600.

ШИРОКОВ: 1 миллион 600?

РАДИН: Но это, еще раз повторюсь, с демонтажем, монтажом и сдачей в эксплуатацию.

ШИРОКОВ: Понятно. Сергей…

ЗАХАРОВ: Это самый бюджетный вариант.

РАДИН: Да, это самый бюджетный вариант.

ШИРОКОВ: Мы сейчас поговорим с вами на эту тему, давайте послушаем Сергея. Первая линия, добрый вечер. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

ШИРОКОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня как раз вопрос по замене. Но вопрос, на мой взгляд, немножко странненький. У нас дом 1999 года выпуска.

ШИРОКОВ: Так.

СЛУШАТЕЛЬ: И лифты, видимо, карачаровские, того 1998-99 года выпуска. Они были, видимо, собраны уже из оставшегося хлама. И сейчас, спустя…

ШИРОКОВ: Это вам так кажется, как потребителю. На самом деле, это не так.

СЛУШАТЕЛЬ: Я объясню просто немножечко. Сейчас, спустя 15 лет, они выглядят страшнее ядерной войны: краска облупилась, везде ржавчина, зайти в лифт становится страшно.

ШИРОКОВ: Ваша управляющая организация, ваш муниципалитет должен добиваться замены этого лифта.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, говорят, ждите. Нет, нам говорят: «25 лет. После этого мы будем еще делать».

ШИРОКОВ: Нет еще?

РАДИН: 25 лет.

ШИРОКОВ: У него там нет 25 лет, 1999 год-то, да?

РАДИН: Да.

ЗАХАРОВ: Максимум – модернизация.

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

ШИРОКОВ: Модернизация только лифта, да? А модернизация – это…

РАДИН: Да. А в чем вопрос-то, вообще?

ЗАХАРОВ: Да, в чем вопрос-то?

РАДИН: Сергей, так в чем вопрос?

ШИРОКОВ: Сергей, в чем вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос в том, куда обращаться. Все наши просьбы управляющей компании остаются с одним ответом: «Ждите 25 лет, будем что-то делать».

РАДИН: Это неправильно.

ШИРОКОВ: Нет, я думаю, что это неправильный ответ.

РАДИН: Это, конечно, неправильный и некорректный ответ со стороны управляющей компании, которой вы платите деньги.

ЗАХАРОВ: Да.

ШИРОКОВ: Они должны заказать модернизацию лифта за те деньги, которые платят собственники.

РАДИН: Конечно, можно же заменить не весь лифт, и не пол-лифта, а просто купе хотя бы.

ШИРОКОВ: Это кабина.

ЗАХАРОВ: Да.

РАДИН: Да, это в кабине купе. И оно будет чистенькое, красивенькое, но это так, если уж говорить о дизайне.

ШИРОКОВ: Да, лебедочка работает, направляющая работает, сама…

РАДИН: Конечно, система управления работает.

ШИРОКОВ: …Система управления работает. Кстати говоря, система управления. У нас в России вот эта автоматизация лифтового управления – это отечественное производство или уже импортное?

РАДИН: Да, это отечественное производство. Отечественное производство, процесс…

ШИРОКОВ: И вся элементная база отечественная?

РАДИН: Да. Практически, да. Надо сказать, что элементная база, если говорить о плате контроллера, то это в основном иностранные элементы, если говорить об элементах. А вот сам контроллер, программное обеспечение, схема-техника и сам электропривод автоматики – они разработаны и сделаны отечественными конструкторами и специалистами отечественных фирм, на сегодняшний день не уступающие зарубежным.

ШИРОКОВ: Юра, а что сегодня делать с «OTIS», если они нам санкции всякие экономические и технические введут, и «OTIS» пол-Москвы лифтов остановит? Может быть такое?

РАДИН: Это очень непросто. Все может быть в нашей жизни, отключают же вон банки карточки, люди не могут пользоваться. Все может быть, конечно. Это у нас вопрос серьезный. Вообще, Правительству Москвы надо об этом задуматься немножечко.

ШИРОКОВ: Что делать с этими американскими лифтами, да? Даже московского производства и питерского.

РАДИН: Что делать, да. Хотя исправно платят налоги, но они являются главным учредителем в этих компаниях. Поэтому вопрос, конечно, интересный.

ШИРОКОВ: Да, на повестке дня…

РАДИН: Да, на повестке дня он сегодня.

ШИРОКОВ: …У Московского Правительства должен быть, как защитить собственников.

РАДИН: С учетом тех, которые из-за океана.

ЗАХАРОВ: Я думаю, что так серьезно все-таки не должно быть.

ШИРОКОВ: До лифтов не дойдет?

РАДИН: Не дойдет, будем надеяться.

ЗАХАРОВ: Здесь работает полноценный филиал представительства, который имеет хороший рынок сбыта. И точно так же, как сегодня по газу говорили, Обама-то может дать указание…

ШИРОКОВ: Да, «я Европу закрою газом».

РАДИН: Алексей, но кредитные карточки тоже хороший рынок, «MasterCard» и «Visa».

ШИРОКОВ: Да, деньги…

ЗАХАРОВ: Ну, восстановили.

РАДИН: Восстановили…

ЗАХАРОВ: Два дня было.

РАДИН: Люди, конечно, не пострадали, но, тем не менее, сам процесс…

ШИРОКОВ: А представляете, в лифте человек застрянет, и никто к нему на помощь не придет.

ЗАХАРОВ: Нет, они могут только затруднить поставку запасных частей.

ШИРОКОВ: Давайте на третьей линии Василия послушаем. Василий, мы вас ждем в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, наконец-то.

ШИРОКОВ: Здравствуйте, спасибо, что подождали. Но видите, разговор идет, не остановишь.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня с другой стороны к вам вопрос. Я представитель управляющей компании, мы управляем собственным домом. Небольшая предыстория. В 2012 году нас осчастливило Правительство Москвы, заменив нам за свой счет лифты, те, которые уже отслужили свой срок, на щербинские лифты.

ШИРОКОВ: Так.

СЛУШАТЕЛЬ: Компания «МОС ОТИС», которая и совладелец Щербинского завода, они же проводили монтаж. Так вот, нам за городской бюджет каждый лифт обошелся в 2 миллиона 100 тысяч, четыре лифта было заменено. Это так, к слову о том, что до этого ваш коллега сказал, что 1 миллион 300, 1 миллион 600 стоит замена лифта. За государственный счет они дороже получаются.

РАДИН: Это смотря какая этажность получается.

ШИРОКОВ: Это смотря какая этажность здесь.

РАДИН: Это смотря какой лифт, если там…

СЛУШАТЕЛЬ: 17 этажей.

ШИРОКОВ: А он говорил, до девяти.

РАДИН: 17 этажей, это пожарные двери, там сразу пожарные двери идут.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот как раз про пожарные двери, много всяких хитростей, но вопрос не в этом.

ШИРОКОВ: Если можно, побыстрее.

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас обслуживает та же самая организация «МОС ОТИС» эти лифты. К обслуживанию огромное количество нареканий, они не могут ни отладить механизмы, ничего. В связи с этим, есть ли у самого завода какая-то программа по обучению этих обслуживающих организаций? Потому что даже зарубежные компании не допускают обслуживать свою технику без каких-то сертификатов, свидетельств, подтверждающих, что этот человек прошел…

РАДИН: Василий, конечно, есть. Если можно, Андрей Вячеславович, я могу электронный адрес свой – пожалуйста.

ШИРОКОВ: Да-да, это к вам вопрос, да.

РАДИН: Конечно, есть. И можете обратиться к нам, и некоторые управляющие компании обращаются непосредственно…

ШИРОКОВ: Юрий Владимирович Радин, вице-президент Национального лифтового завода, технический директор того самого завода.

РАДИН: Можете обратиться, и, конечно же, поможем в этом вопросе.

СЛУШАТЕЛЬ: Понятно.

ШИРОКОВ: И ссылку сделаете на эфир «Столицы FM».

СЛУШАТЕЛЬ: Договорились.

ШИРОКОВ: Договорились, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Все, спасибо.

РАДИН: Вы можете обратиться.

ШИРОКОВ: Кстати говоря, он интересный вопрос-то задал, я в продолжение, как говорится. Лифт лифтом, эксплуатация эксплуатацией. Ведь смотрите, «ОТИС» – и производитель, и монтирует лифты, и эксплуатирует. Вся цепочка в одних руках.

РАДИН: Вообще-то, да, вся технологическая цепочка.

ШИРОКОВ: А у нас почему ваш завод так не работает? Почему Карачаровский завод так не работает? Почему всю систему в руках не держит?

РАДИН: Очень хороший вопрос, Андрей Вячеславович, но это, наверное, не ко мне, а больше к правительству Москвы, как к заказчику, к департаменту, что вот так взяли, из технологической цепочки выхватили производителя, отдали его конкурирующей компании, я могу это смело сказать.

ШИРОКОВ: Финансовый подход изменили.

РАДИН: Да, и они, значит, смонтировали и так вот еще некачественно обслуживают.

ШИРОКОВ: Да, а претензии-то идут к вам.

РАДИН: А претензии идут на завод. Вот это такой нонсенс получается.

ШИРОКОВ: Да, и мы как-то уже привыкли. Значит, «OTIS» выходит, написано, «OTIS», понятно, он и сделал, он производитель, он и… И есть претензии.

РАДИН: Я не хочу их ни в чем обвинять, но это может быть такое, что…

ШИРОКОВ: Владимир, вторая линия, ждем вас в эфире, говорите. Владимир.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

ШИРОКОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос такой. Москва, проживаю на первом этаже, являюсь собственником.

ШИРОКОВ: Уникальная тема.

СЛУШАТЕЛЬ: Почему я не плачу за содержание и ремонт лифта, если он входит в общее имущество дома? Это первый вопрос.

ШИРОКОВ: Вы платите или не платите?

СЛУШАТЕЛЬ: Не плачу.

РАДИН: Ну, правильно.

ШИРОКОВ: Это Москва такое решение приняла. А по идее, это общее имущество, это должно принимать решение собрание – освободить первый этаж от оплаты. Тогда вы должны в гости на второй, на третий и на четвертый этаж пешком ходить.

СЛУШАТЕЛЬ: Правильно, вот я поэтому и говорю, что в гости нужно ходить пешком, а я не плачу.

ШИРОКОВ: Да, потому что за лифт вы не платите. И кстати говоря…

РАДИН: А что не устраивает-то?

ШИРОКОВ: А что не устраивает вас в этой ситуации, да, вот Юра спрашивает?

СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, я полусобственник или четверособственник общего имущества?

РАДИН: Собственник.

ШИРОКОВ: Собственник.

СЛУШАТЕЛЬ: Но за лифт-то не плачу. А если будет капитальный ремонт лифта, я должен буду платить за этот лифт?

ШИРОКОВ: По решению собрания собственников многоквартирного дома.

РАДИН: Да, по решению собрания.

ШИРОКОВ: Алексей, хотите добавить что-то?

СЛУШАТЕЛЬ: Второй вопрос такой…

ШИРОКОВ: Давайте быстрее, а то у нас время как шагреневая кожа.

СЛУШАТЕЛЬ: В лифте испачканы стены. Кто может эти стены привести в порядок? Имеет ли право управляющая компания покрасить эти стены в лифте или сделает специализированная организация?

РАДИН: Сама – нет.

ШИРОКОВ: Алексей, быстро отвечаем.

ЗАХАРОВ: Нет, управляющая компания не может производить работы внутри лифта, кроме очистки, помывки стен или что-то такое.

ШИРОКОВ: Уборка шваброй – с утра тряпочкой пол.

ЗАХАРОВ: Уборка, да. И самое главное – не сметать мусор в щель между дверьми, потому что…

ШИРОКОВ: Ой, слушайте, а сколько же вы там грязи находите, Алексей!

РАДИН: И не только дверьми. Есть же подвижные полы в кабине, которые могут от этого не работать.

ШИРОКОВ: А сколько же вы там грязи находите иногда при эксплуатации!

ЗАХАРОВ: Я хочу сказать пользователям. Часто очень жалуются, что лифт идет, болтается, шумит. Зачастую элементарные причины – грязь в шахту набросали сами же уборщицы, на направляющую налипло, и кабина идет, ее болтает постоянно.

РАДИН: За направляющими надо все время следить, их надо иногда распускать.

ЗАХАРОВ: Конечно, и чистить.

ШИРОКОВ: И давайте, наверное, еще скажем собственникам в многоквартирных домах, что если у вас что-то дельное упало в шахту – сами не лезьте в шахту.

ЗАХАРОВ: Ни в коем случае.

РАДИН: Ни в коем случае.

ЗАХАРОВ: Я бы еще…

ШИРОКОВ: Вызовите эксплуатирующую организацию, все вам достанут.

РАДИН: Да.

ЗАХАРОВ: Андрей Вячеславович, я бы хотел еще добавить для всех тех, кто не успел задать вопросы. У нас есть лифтовой портал Национального лифтового союза с простым адресом – www.lift.ru, где есть возможность задавать вопросы. И специалисты по возможности будут на них отвечать.

ШИРОКОВ: И еще надо добавить: если у вас лифт в доме сломался или что-то с ним дефектное, не бегите в правительство Москвы.

РАДИН: Конечно.

ШИРОКОВ: А идите в свою управляющую организацию.

ЗАХАРОВ: Конечно. Требуйте.

РАДИН: Которой вы платите деньги.

ШИРОКОВ: Которой вы платите деньги, потому что управляющая организация имеет договора с соответствующей эксплуатирующей специализированной организацией.

ЗАХАРОВ: Абсолютно верно.

ШИРОКОВ: А то у нас такое количество писем идет в органы власти на лифты, и так далее.

ЗАХАРОВ: Все равно не помогут, это…

РАДИН: Они же не помогут, это же не их хозяйство, не их ответственность.

ЗАХАРОВ: Писать можно, когда уже конфликт или неразрешаемая проблема, тогда надо привлекать власти.

РАДИН: Да.

ЗАХАРОВ: А тут просто надо знать свои права, и что вы можете.

ШИРОКОВ: Юра, а мощностей у нас хватает в стране для выпуска лифтов? Не нужны нам пока китайские лифты…

РАДИН: Да, Андрей, вот чего хватает… Не нужны, не нужны абсолютно.

ШИРОКОВ: Могилевские?

РАДИН: Скажу больше, что производители сегодняшние недогружены. Это просто беда. При таком количестве лифтов, отработавших срок, к сожалению, производственной мощности…

ШИРОКОВ: Ну, денег-то нет.

РАДИН: Да, беда.

ЗАХАРОВ: Да.

ШИРОКОВ: Я знаю, что у вас главная проблема сегодня, и всю эту систему трясете, где взять деньги.

ЗАХАРОВ: Финансирование.

РАДИН: Да.

ШИРОКОВ: А почему не работают лизинговые схемы по установке лифтов? Это был бы хороший механизм кредитования.

РАДИН: Да, и где-то в 2007-2008 году мы как раз эту тему тоже поднимали. И разрабатывали схемы, и пытались с регионами наладить эту связь. И даже банки находили мы сами, которые готовы были дать деньги под это дело. Но, к сожалению, ответственность региональных руководителей так и осталась на бумаге, ничего не решили.

ШИРОКОВ: В эфире была тема «Лифты в доме». Я Андрей Широков, гости – Алексей Захаров и Юрий Радин. Тема уникальная. Я думаю, мы еще когда-нибудь к ней вернемся. Лифтами пользуются все, все должны их любить, лелеять и не грязнить, и не пачкать, и не ломать лифты.

РАДИН: И беречь.

ЗАХАРОВ: Беречь.

ШИРОКОВ: Самое главное – беречь их. Спасибо, до встречи в следующий четверг. Поговорим в следующий четверг о некоммерческом арендном жилье. Спасибо.

Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/9992/



Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/9992/



Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/9992/

Media

back to top